Экс-глава МИД Франции: Европа могла бы выступать с единой позиции в нагорно-карабахском вопросе

Ведущими игроками в переговорах по карабахскому урегулированию являются США и Россия, считает Ролан Дюма.

Европа могла бы выступать с единой позиции в нагорно-карабахском вопросе – считает экс-глава МИД Франции Ролан Дюма, сообщает Bakililar.AZ со ссылкой на Тренд.Евросоюз сейчас переживает решающий момент, когда вся структура ЕС изменилась после вступления в силу Лиссабонского договора в декабре прошлого года.

Как Вы относитесь к подобной перемене?- Для общей структуры Евросоюза такие перемены полезны.

Евросоюз увеличился настолько, что стало сложно принимать решения.

Изменение структуры ЕС может помочь облегчить работу, так как упроститься процедура принятия решений.

Я надеюсь, что Европа будет больше представлена на мировой арене.

Новые учреждения и институты в структуре Евросоюза и новые методы работы будут полезны для будущего развития.

Однако это займет определенное время.- Можно ли ожидать, что Евросоюз станет не только экономическим, но и сильным политическим объединением?- В этом и основной вопрос.

Я все время говорил, что Евросоюз продолжает оставаться экономической силой в мире: у нас единый рынок, единая валюта.

Политическое представление Европы в мире недостаточно.

И впредь будет трудно решать экономические вопросы при отсутствии единого политического решения.

В течение следующих нескольких лет будет необходимо работать в направлении того, чтобы Европа становилась сильным политическим игроком на международной арене.- В последнее время все более актуальным становится вопрос создания единых вооруженных сил Евросоюза.

Считаете ли Вы, что новый облик Европы при Лиссабонском соглашении делает эти планы более реалистичными?- Тут есть большие сложности.

Пока речь не идет о системе европейской безопасности.

Еще при президенте Франсуа Миттеране мы начали использовать совместные вооруженные силы между Германией и Францией.

Это тот путь, по которому стоит продолжать работу.Трудно будет создать единую европейскую армию в отсутствие коалиции, в том числе без коалиции Франции и Германии.

Но сейчас еще слишком рано говорить об этом.

В последующие несколько лет необходимо укрепить эту область деятельности европейского сообщества.

Ведь если мы хотим большего вовлечения Евросоюза в международные дела, в международный мир, в любого рода конфликты, необходимы все более сильные вооруженные силы.

После этого можно уже говорить о создании единой европейской армии.На настоящий момент некоторые страны по духу еще не готовы принять решение о единой европейской армии.

К примеру, не готова к этому Великобритания, которая больше склоняется к американцам, а не к европейцам.- Считаете ли Вы, что создание должности министра иностранных дел ЕС может повысить роль ЕС в урегулировании конфликтов, в том числе в урегулировании территориального конфликта между Арменией и Азербайджаном из-за Нагорного Карабаха?

– Было бы важно слышать голос Европы, если бы Европа могла громче заявлять о себе и выступать с единой позиции.

На настоящее время у Европы такого голоса нет, так как ведущими игроками в переговорах являются США и Россия.

Для Европы не осталось места.

Исключением может служить инициатива президента Франции Николя Саркози в отношении продолжающегося конфликта, которая была выдвинута несколько месяцев назад.

Но это не институциональная сила.

Если у нас ее не будет, голоса Европы так никто и не услышит.- Вступление Турции в Евросоюз – также одна из актуальных тем на данный момент.

Каково ваше отношение к вступлению Турции?

Каковы ее шансы?

И в чем причина настойчивого сопротивления Франции?- Я полагаю, что в этом вопросе ощущается настойчивость американцев.

Американские президенты несколько раз приезжали в Европу, чтобы убедить европейские страны впустить Турцию в союз.

Это вызывает некоторые подозрения.

До тех пор, пока Турция является членом Североатлантического альянса, сложно будет принять ее в европейскую структуру.Мы уже решили многие вопросы с Турцией по ее вступлению.

Но говорить о вступлении Турции в ЕС пока еще рано.

Лично я не против того, чтобы Турция стала членом Евросоюза, однако для этого нужно выявить все проблемы, стоящие на пути, решить эти проблемы совместно с турецкой стороной.- Какие пути Вы видите для возобновления израильско-палестинского диалога?- Многие годы я придерживаюсь четкой позиции – я за мир на Ближнем Востоке.

Я выступаю за поддержку палестинского правительства и за решение ситуации политическим путем.

К сожалению, Израиль отвергает решения Совбеза ООН, чем лишь усложняет ситуацию.Еще одну сложность в этом отношении представляет Иран.

Я думаю, что страны Западной Европы и США ведут некорректную политику по отношению к Ирану.

Все их действия направлены против Ирана, а ведь Иран – страна, которая расположена близко и которую нельзя назвать миролюбивой.

Эту проблему нужно решать иначе.Я выступаю за мир с палестинцами и за мирный диалог с Ираном.

Мы движемся в неправильном направлении.

Если мы этого не осознаем и не изменим тактики, то окажемся на пороге войны.

Израиль представляет собой серьезную опасность в этой части света.

Мы должны умнее подходить к вопросу переговоров с ним.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ