Обострение отношений Тегерана с Баку – работа армянского лобби в Иране?

По мнению российского военного эксперта, подписанные трехсторонние договоренности от января 2021 года между Россией, Азербайджаном и Арменией по факту затронули экономические интересы «теневиков» в Иране и в Армении.

Несмотря на то, что иранские генералы заявляют, что на территории Азербайджана есть террористы-такфиристы, а также военные базы «сионистского режима», реальные причины поведения Тегерана в другом, а именно в Зангезурском коридоре.

Как передает AZE.az, о том, чем Зангезурский коридор мешает Исламской республике, рассказал “Зеркало” военный эксперт Александр Перенджиев.

— Об обострении в отношениях Ирана и Азербайджана говорят все. Иран в первую очередь волнует Зангезурский коридор. В заявлении официального Баку и главы МИД России нет даже намека на то, что данный коридор закроет путь Ирана в Армению. Насколько обоснованы эти страхи Ирана?

— Негативное отношение со стороны официального Тегерана к ситуации, связанной с восстановлением суверенитета и целостности Азербайджана, и последовавшей за ней установлением на освобожденной территории контроля со стороны официального Баку за транспортными и другими экономическими потоками, наглядно показывает, что Иран был выгодоприобретателем от довоенной системы экономических отношений.

Данная система была связана с наличием в Нагорном Карабахе и 7 районах вокруг него, в основном «теневых» экономических отношений. Подписанные трехсторонние договоренности от января 2021 года между Россией, Азербайджаном и Арменией по поводу развития транспортных коммуникаций по факту затронули экономические интересы «теневиков» в Иране и всё той же Армении. Полагаю, что возникшие конфликтные отношения могут и должны быть урегулированы в ходе переговоров. Безусловно, в сфере «белой» экономики. К сожалению, пока не только не образована переговорная площадка, но не идет даже речи о ее создании.

Почему-то общественное мнение склоняется больше к неизбежности ирано-азербайджанской войны. Уверен, что ее не будет, несмотря на такое серьезное обострение отношений между официальными Баку и Тегераном. Лично у меня есть подозрение, что данное обострение есть выполнение скрытого заказа армянских реваншистов, которые имеют в Иране сильное политическое лобби. Уверен, что данный заказ выполнен не будет!

— Глава МИД России в своем заявлении открыто заявил, что формат 3+3 является наиболее приемлемым для развития региона. Чем Иран не устраивает данный формат?

— Формат «3+3», по сути, нивелирует «особость» положения Ирана в регионе. Одновременно, такой формат устанавливает новые «правила игры», прежде всего, в политической и экономической сферах. Кроме этого, формирование и развитие российско-азербайджано-иранского макрорегионального проекта «Транспортный коридор Север-Юг», старт которому был дан на трехсторонней встрече в Баку 08 августа 2016 года, как раз и предусматривает развитие транспортных коммуникаций на Южном Кавказе.

Однако, современная картина выглядит пока так, что данный проект кому-то «наступил на горло», так как он предусматривает прозрачные действия и контроль со стороны официальных, как государственных, так и наднациональных (макрорегиональных) структур. Иран в формате «3+3» — государство с самым закрытым режимом.

Поэтому официальный Тегеран и оказался самым проблемным звеном в данном формате. Уверен, что со стороны России уже ведется усиленная дипломатическая работа не только по предотвращению азербайджано-иранского конфликта, но и для дальнейшего развития формата 3+3 и проекта «Транспортный коридор Север-Юг».

— Может ли привести такое дерзкое поведение Ирана к жесткой реакции России?

— Жесткой реакции со стороны официальной Москвы не будет. Будет мягкая. Точнее — она уже началась и находится в процессе. Полагаю, что необходимо в настоящее время формировать трехсторонний диалог между Россией, Азербайджаном и Ираном в целях не только предотвращения конфликтов, но и дальнейшей реализации совместных проектов. Именно это и будет способствовать уходу антиазербайджанской агрессивной риторики из уст представителей официального Тегерана.

Полагаю, что своё слово в данном вопросе еще скажет Китай, который также рассматривает проект «Транспортный коридор Север-Юг» и развитие транспортных коммуникаций на Южном Кавказе как часть своего глобального проекта «Одни пояс — один путь». В любом случае возможная ирано-азербайджанская война — это вода на мельницу Запада и серьезный удар по экономическим интересам не только России, но ее могучего экономического союзника — КНР.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ