В Армении к власти рвутся отставные политики

Армянский политический истеблишмент состоит из бывший политиков, жаждущих реванша.

Понятие «смена преступной власти» было на политической повестке всех без исключения оппозиционных сил Армении, начиная с 1992 года. Этот тезис позволял армянской оппозиции уходить от вопросов о сущности и целях их политических объединений.

«У нас нет времени – режим довел страну до края пропасти» – этот посыл был и есть бессменным манифестом армянской оппозиции всех времен и мастей.

За четверть столетия так ничего и не изменилось, ибо ныне вернувшиеся в политику старые политики принесли с собой и свои «спасительные» идеи.

Впрочем, доверие армянского общества к партиям разного пошиба продолжает оставаться низким. Иначе быть не может: девальвация партий на протяжении двух десятилетий сформировала в общественном сознании не только недоверие, но и нигилизм. По сути в ходе «бархатной революции» общество отвергло не только действующий тогда режим, но и все политические партии.

ППА претендует на заглавную роль

В армянских СМИ появилась информация о том, что главу партии «Процветающая Армения» (ППА) Гагика Царукяна вызвали в Москву для инструктажа, где он провел встречи с депутатами «Единой России».

В то же время его пресс-секретарь Ивета Тоноян заявила в Ереване, что ППА не присоединится к «Вернатуну» Вазгена Манукяна, поскольку у партии своя повестка дня.

Надо понимать, ППА осознает, что присоединение к «Вернатуну» будет означать «ассимиляцию», что совсем не входит в планы партии, поскольку она претендует стать главной альтернативой власти в Армении. Однако в этом вопросе главным конкурентом для ППА является вовсе не «Вернатун» со своей пророссийской ориентацией. Ведь «Вернатун», по большому счету, является всего лишь местом сбора, где между собой будут вести позиционную борьбу самые разные силы. Главный конкурент ППА – РПА.

То есть противостояние ППА-РПА продолжится и после революции, вплоть до победы в борьбе за лидерство в оппозиции. И хотя это не станет главным противостоянием внутриполитической жизни, но будет одним из основных «поединков», причем с довольно заметно очерчиваемым векторным различием во внешней политике. И если Серж Саргсян участием и выступлением на съезде ЕНП никакой другой силе, кроме власти, практически не оставил места для того, чтобы играть на европейском направлении во внутренней жизни Армении, то Царукян еще больше устремится в сторону России.

Вакуум политического поля

Не в лучшем состоянии оказались и создаваемые после смены власти новые партии. Создается впечатление, что общество не интересуется самим партийным институтом. По крайней мере, особого интереса к появлению какой-то новой партии со стороны армянского общества не заметно, если даже такие партии называют себя оппозицией. Здесь некоторую роль играет и деятельность самих новых политических сил.

Как передает AZE.az со ссылкой на «Каспий», дело в том, что большинство новых партий видит актуальную политику так же, как и их предшественники на протяжении прошедших двадцати девяти лет. По крайней мере, только единицы участвуют в дискуссиях и высказываются по актуальным проблемам страны. Поэтому неудивительно, что в активную политику пока что входят деятели, заметные по прошлым «заслугам», или группы разнородных деятелей, потерявших в результате революции свои политические позиции и политический облик. Самый типичный пример – разношерстный кадровый состав клуба «Вернатун».

Появление такого формата, по мнению армянских экспертов, стало возможным в силу укоренения в стране глубокого политического вакуума. В данном клубе собрались деятели всего политического спектра прошлых десятилетий. С одной стороны, аморфность правящей партии, с другой – пассивность политических партий создали стагнацию в политической жизни. В такой ситуации заявка старых деятелей на выход в политическое поле связывается, видимо, с возможным эффектом резонанса. Впрочем, особого резонанса не заметно. Слишком привычными являются заявления и оценки лиц, в прошлом редко остающихся в стороне от происходящих в стране процессов, но никогда не играющих в них особой роли.

Не придают эффективности даже заявления членов клуба «Вернатун» о «нависшей над страной опасности». Так как все эти деятели врозь и вместе на протяжении десятилетий руководствовались именно этим тезисом, призывая народ сплотиться вокруг них и сменить власть. Этот тезис позволял оппозиции всех времен уходить от вопросов о сущности и целях их политических объединений. Вот и новый клуб «Вернатун» со всей серьезностью говорит о 37-м годе в прямых репортажах по оппозиционным каналам. Возможно, появятся и другие оппозиционные форматы, но ясно одно: адекватных подходов вряд ли можно будет ожидать от них.

В поисках денег

Что касается армянской политической элиты, то она занята зарубежными вояжами в поисках финансовых средств в малопривлекательную экономику страны, которой мешают развиваться не только полублокадное положение республики, но и отсутствие равноправия в сфере бизнеса, высокий уровень коррупции и кумовства на местах. Однако власти стремятся использовать ресурс диаспоры, которая представляет собой своеобразный армянский бренд.

Одновременно армянская политическая элита осваивает современные информационные платформы, популярные среди нынешней молодежи. Для чего это делается? Опять-таки для сбора денег. Например, желание армянского премьера быть популярным в глазах общественности может привести к тому, что его команда в скором времени освоит популярные сервисы Donate Pay или же Donation Alerts, осуществляющие электронный сбор финансовых средств, так называемых донатов.

Зарубежная армянская аудитория хорошо подходит для увеличения числа подписчиков, а собирать с нее деньги будет гораздо проще и быстрее, считают армянские эксперты.

А для начала Пашиняну необходимо осуществить ребрендинг Армении в глазах зарубежного армянства, в частности молодых армян, поэтому приходится прикладывать усилия для преодоления культурно-ценностных барьеров между диаспорой и постсоветской Арменией. Выступая перед зарубежными армянами, Пашинян внедряет в сознание диаспоры упрощенное представление о происходящих в республике процессах. То есть если речь заходит о «революции», то она преподносится как всеармянская. Если вопрос касается какого-либо форума, то армянская элита будет настаивать на его проведении в Ереване, а то и на оккупированной территории Азербайджана. При этом внутриполитические проблемы озвучиваются вскользь или вовсе не упоминаются.

Так армянская пропаганда стремится за счет зарубежной общины компенсировать слабую дипломатию. Однако неспособность армянской дипломатии преодолеть кризис в отношениях с Турцией и Азербайджаном говорит о том, что действующая внешнеполитическая парадигма изжила себя. Ничего иного, кроме консолидации сил разрозненной диаспоры за счет ненависти к соседям, армянская дипломатия почти за 30 лет не придумала.

По признанию независимых армянских экспертов, одной из ключевых целей европейских визитов Пашиняна стало внушение проживающим там армянам необходимости поддерживать локальный армянский сепаратизм в условиях, когда современное зарубежное армянство неохотно верит в необходимость участия в «освободительной борьбе» и не определяет в качестве своего врага Азербайджанское государство.

1
Поделитесь своим мнением

Please Login to comment
1 Comment threads
0 Thread replies
1 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
1 Comment authors
  Subscribe  
новейшим старейшим популярным
Уведомить о
Noir

А у них что нет власти? Может быть она есть у Пашиняна? Нет, конечно. Абсолютной властью в Армении никто не обладает, страна поделена на зоны влияния, контролируемые кланами. Пашинян же марионетка, подставная кукла, хозяин которой вершит свои темные дела.