Военный эксперт: в войне за Карабах российские войска поддержат Армению

Украинский военный эксперт считает, что в случае если бы азербайджанские войска начали наступательные действия, российские кадровые военные со 102-й базы вступятся за Армению.

Как передает AZE.az, Armiya.az публикует интервью с известным украинским военным экспертом, историком и журналистом Михаилом Жироховым.

– На днях стало известно о том, что «Укрспецэкспорт» модернизировал для Азербайджанской Армии комплексы «Кольчуга». Говорит ли это о том, что Азербайджан и Украина возобновили бывшие некогда достаточно тесные связи в военно-технической сфере?

– Контракт на модернизацию, а по сути – капитальный ремонт «Кольчуг», к сожалению, не является прорывным, так как это всего обслуживание поставленной техники. И его стоимость на фоне предыдущих контрактов, мягко говоря, не очень велика. Хотя в условиях, когда ВСУ крайне ограниченно покупают такие комплексы, для «Искры» – это один из способов отработать новые подходы и вообще новую модификацию комплекса.

– Как вы считаете, война на востоке Украины подстегнула развитие украинского ВПК?

– Естественно, что любая война является двигателем для военной промышленности. Не стала исключением и война на Донбассе. Однако, к большому сожалению, к 2014 году некоторая часть производственных мощностей и возможностей по разным причинам была утеряна. Многие моменты приходилось начинать практически с нуля. Поэтому сейчас большая часть образцов вооружения, которые позиционируются как новые и современные – по сути разработки 1990-х годов, в лучшем случае – начала «нулевых». К тому же, наши конструкторы по-прежнему находятся в рамках советского стандарта и поэтому имеют совсем немного шансов на то, чтобы выйти на западные рынки. Пока основной упор – это условно постсоветские страны, которые еще имеют на вооружении советские образцы и страны Африки и Азии, которые представляют собой такой себе симбиоз западных, китайских и советских образцов.

Только сейчас начинаются действительно прорывные проекты – та же противокорабельная крылатая ракета «Нептун», не так давно принятая на вооружение ВСУ, или 155-мм колесная САУ «Богдана».

– На вооружении Азербайджанской Армии достаточно продукции украинского ВПК. Это та же самая «Кольчуга», и ПТРК «Скиф», и многое другое. Что, на ваш взгляд, сегодня украинский ВПК может предложить Азербайджану?

– Из того, что разработано в Украине и сейчас реально прошло обкатку в боевых условиях, это, прежде всего, комплексы РЭБ и радиотехнической разведки. Тут и «Буковель-AD», и «Анклав», и «Нота». Все они показали крайне высокую эффективность против беспилотников и средств радиоэлектронной борьбы российского производства. Кстати, не думаю, что стоит напоминать о том, что на вооружении у вероятного противника Баку состоит именно подобная техника.

В случае доведения до серийного производства азербайджанские ВВС могли бы заинтересовать военно-транспортные самолеты Ан-178 производства «Антонова». Фирма имеет давнюю история и является законодателем мод в военно-транспортной авиации.

Весьма интересной разработкой украинского ВПК является модификация 300-мм неуправляемой ракеты для тяжелой РСЗО БМ-30 «Смерч» в корректируемый вариант типа «Ольха». На вооружении Вооруженных сил Азербайджана такой комплекс есть, и в случае неизбежной войны за Карабах Баку стоит задуматься о его модернизации путем закупки таких ракет с улучшенной точностью и увеличенной дальностью поражения целей.

– В ВСУ активно внедряются стандарты НАТО. Но стала ли Украина ближе к членству в НАТО по сравнению с 2014 годом?

– По сравнению с 2014 годом вполне очевидно, что ВСУ стали гораздо ближе к стандартам НАТО. По некоторым направлениям, например, управление войсками, такие стандарты уже внедрены. Идут серьезные мероприятия в плане внедрения новой логистической системы. А в подготовке военнослужащих вообще колоссальный рывок – наши офицеры обучаются в лучших западных военных колледжах, на территории Украины западные инструкторы проводят подготовку целыми батальонами. Причем, кроме США, Канады, Великобритании активно привлекаются инструкторы из Литвы и Польши.

– Украина активно сотрудничает с Турцией в военно-технической сфере. Почему, на ваш взгляд, Киев в этом отношении отдал предпочтение Турции?

– Тут стоит сказать, что такое сотрудничество для Украины является больше вынужденной мерой. С начала войны на Донбассе западные страны установили неформальное эмбарго на поставку летального оружия, компонентов и военных технологий. Примерно в такой же ситуации, несмотря на членство в НАТО, оказалась и Турция. Однако у оружейников обеих стран было что предложить друг другу. Поэтому Украина ныне активно участвует в программе модернизации парка бронетанковой техники ВС Турции, а Киев покупает у Анкары широкий спектр вооружений – от стрелкового оружия и боеприпасов до беспилотников «Байрактар».

Впереди сотрудничество в авиакосмической сфере и, возможно даже, военно-морской тематике.

– Вы хорошо знакомы с историей Карабахского конфликта, поэтому не могу не задать вам следующий вопрос. Как вы считаете, насколько велика вероятность возобновления армяно-азербайджанской войны и какой в таком случае будет позиция официального Киева?

– Официальная позиция Украины, начиная с 1992 года, является неизменной. И она заключается в признании международно-признанных границ Азербайджанской Республики. Поэтому ожидать, что Киев вдруг ее поменяет, даже несмотря на некоторую внутриполитическую турбулентность, не стоит.

По поводу возобновления войны – вопрос крайне непростой и зависит от целого ряда факторов глобального масштаба. Как показало недавнее обострение на границе в Товузском направлении, основным дестабилизирующим фактором являются попытки Российской Федерации влиять на происходящее. Вполне очевидно, что без российской помощи Армении в виде экстренных поставок средств РЭБ результаты столкновений на границе были бы совсем другие.

И да, у меня практически нет сомнений в том, что в случае если бы азербайджанские войска начали наступательные действия, в ход был бы пущен главный козырь – российские кадровые военные с 102-й базы в Армении. Они в той или иной форме – в открытую (как было в ходе Первой Карабахской войны) или в виде «ихтамнетов» (как было в ходе вторжения в Украину в 2014 году), но приняли бы непосредственное участие.

Subscribe
Уведомить о
0 Comments
Inline Feedbacks
View all comments