Итоги «четырехдневной войны» в Нагорном Карабахе

Последнее «нарушение режима прекращения огня» в Нагорном Карабахе было нечто большим, чем просто перестрелкой.

Как сообщает AZE.az, исследователь по международному управлению Ахмед Алили в рубрике «Точка зрения» на echo.az пишет, что конфликт "замороженным" уже точно не назовешь. Общество успело верно окрестить эти события войной – "Четырехдневной войной". Хотя до развязки конфликта еще очень далеко, но подвести итоги последних военных действий уже можно, имеется достаточно информации.

Медиа-пространство Азербайджана и Армении заполонено аналитическими статьями и комментариями военных экспертов, политологов и др. К сожалению, среди них много субъективной информации и статей, отталкивающихся от позиции предпочтений. В этой статье мы постараемся избежать всевозможных спекуляций и апеллировать только общепризнанными данными.

Так как дипломатические и политические переговоры по событиям "Четырехдневной войны" все еще активны, эти аспекты мы особо затрагивать не станем. Здесь не все так ясно, и со временем могут всплыть любопытные факты, доселе остававшиеся неизвестными. Коротко подытожим то, что уже стало очевидно всем.

Итак,

1) Нагорно-карабахский конфликт (или война) принял определенные паттерны. Нерезультативная деятельность международных посредников и дипломатическая стагнация медленно, но ожидаемо, перетекли в начало войны. Раз в два-три месяца стороны конфликта устраивают "мини-войны", и это уже стало нормой. Активные перестрелки рассчитаны на исчерпаемость ресурсов сторон, и, видимо, затянутся надолго. Тот, кто измотается первым, проиграет. На старте, у Азербайджана явно доминирующая позиция.

2) Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) не оправдала себя с точки зрения Армении. Дискуссии вокруг того, охватывает ли договор о коллективной безопасности территорию Нагорного Карабаха, возникли со дня подписания этого документа. Ответы генерального секретаря ОДКБ Николая Бордюжи всегда "успокаивали" Армению. Теперь ясно, что ОДКБ встанет на защиту Армении, если будут атакованы ее международно-признанные границы. А, как известно, Нагорный Карабах и районы вокруг него таковыми не являются. Позиции Беларуси и Казахстана – членов ОДКБ, без учета мнения которых принятие консенсусного решения невозможно, тоже показали, что "гарантия безопасности" со стороны ОДКБ не распространяются на территории вне границ Армении.

3) Внесена полная ясность в вопрос о том, что война ведется между Арменией, а не армянами Нагорного Карабаха, и Азербайджаном. Соглашения о перемирии между Азербайджаном (в лице Н.Садыхова) и Арменией (в лице Ю.Хачатурова) в Москве имеют очень сильную дипломатическую подоплеку – не было третьей стороны в лице представителей "Нагорно-Карабахской Республики".

4) В сложившихся в настоящее время отношениях с Москвой, Вашингтон не возражает против новых конфликтов на периферии России. Новый конфликт будет слишком ресурсозатратен для России, еще более усугубив ее нынешнее экономическое и политическое положение. Всемогущая армянская диаспора бессильна остановить продвижения национальных интересов США. Америка практически не отреагировала на последнюю эскалацию конфликта, ограничившись призывом к "прекращению огня". За считанные часы до начала военных действий госсекретарь США Дж.Керри заговорил об "итоговом соглашении", а вице-президент Дж.Байден открыто выразил поддержку государственному суверенитету и территориальной целостности Азербайджана.

5) Азербайджан самостоятельно организовал и руководил всеми стадиями военной операции. Пакистан, Турция, Казахстан и многие другие выступили с предложениями о помощи Азербайджану, но официальный Баку в этом не нуждался. В этом контексте следует отметить, что армянские депутаты всячески заманивали российских "миротворцев" в Нагорный Карабах.

6) Азербайджанские военные и сам Азербайджан обрели новый имидж. Долгое время азербайджанские генералы считались "проигравшими". На аргумент Азербайджана о том, что Армения смогла добиться успеха в первой войне за Нагорный Карабах исключительно при помощи России, ответ армян звучал всегда одинаково: "Азербайджан проиграл, потому что вы – не вояки". В международных кругах тоже весьма скептически рассматривали военное превосходство Азербайджана над Арменией. В мире уверовали в то, что, несмотря на военные и финансовые ресурсы Азербайджана, Армения сильна духом. Продемонстрированная военная способность оказалась для всех неожиданностью. Азербайджанские генералы обрели новый статус. Нет никого, опаснее военных, почувствовавших вкус победы и крови.

7) В информационной войне, Азербайджан мог бы быть более удачливым. В социальных сетях (особенно в "Твиттере") "армянская версия" правды собрала больше читательской аудитории. Азербайджанская армия была сравнена с "Даеш". Были распространены фото якобы обезглавленного армянского солдата азербайджанской стороной. Правда, никаких доказательств не последовало. Иностранные журналисты жаловались на трудности в получении визы в Азербайджан, чего не скажешь об Армении. Журналисты-международники меньше освещали события с азербайджанской стороны, зато на армянской стороне фронта их было предостаточно. В этом контексте надо отметить эффективную работу пресс-службы Министерства обороны Азербайджана. Своевременное освещение хода операций, точное указание числа потерь вывело МО Азербайджана на первые полосы мировой прессы. В то время, как армянская сторона представляла гипотетические цифры о потерях с той и другой стороны, Азербайджан предоставлял более детальную информацию.

8) Азербайджанская армия оснащена гораздо лучше, чем можно было себе представить. Было ясно, что Азербайджан активно закупает новейшую военную технику. Но события последних дней показали что, многое было скрыто от широкой общественности. Противотанковые комплексы Spike и разведывательно-ударный БПЛА "Harop" в арсенале азербайджанской армии стали сюрпризом для всех. Некоторые из этих вооружений прошли первое боевое крещение в "четырехдневной войне". Неизвестно, какие еще сюрпризы может преподнести азербайджанское оборонное ведомство. Военная тайна.

В этом контексте весьма показательно откровенное признание премьер-министра Армении О.Абрамяна в том, что Россия не поставляет обещанное вооружение, и слова президента Армении "мы воюем оружием 80-х годов". Качественная и количественная разница в оснащении азербайджанской и армянской армий на лицо.

Можно было бы дополнить статью новыми аспектами, например, проанализировать позицию российской общественности по нагорно-карабахскому вопросу, позиции некоторых отдельных стран ЕС, поведение армянского руководства, однако в рамках нынешней статьи мы сочли нужным исследовать вышеперечисленные пункты, так как именно они заслуживают наибольшего внимания в случае очередной и ожидаемой эскалации конфликта.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ